Интервью директора Департамента инновационной политики и науки Николая Семенова о государственной программе «Развитие здравоохранения»

Опубликовано: 27.04.2012
Источник: Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации
Направление: Реализация 83-ФЗ
Автор: Николай Семенов
Должность: Директор Департамента инновационной политики и науки

Государственная программа «Развитие здравоохранения в Российской Федерации» и принятый в прошлом году Федеральный закон «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» призваны решить ряд проблем, о которых медики и пациенты знают не понаслышке. О том, как развивается политика здравоохранения,  рассказал Николай Семенов, директор Департамента инновационной политики и науки Минздравсоцразвития России.

Каковы цели и задачи обсуждаемой государственной программы «Развитие здравоохранения в Российской Федерации»? Что в ней принципиально нового, отличного от предыдущих мер?

Государственная программа фактически является тем стратегическим документом, который описывает перспективы развития системы здравоохранения в России. Это в своем роде уникальный документ, который призван установить взаимосвязь целей, возможностей и политико-правовых инструментов, сформулированных государством за последние годы для противостояния имеющимся вызовам. Среди этих вызовов – отсутствие у граждан мотивации заботиться о собственном здоровье, низкий уровень удовлетворенности населения качеством оказываемой медицинской помощи, отсутствие прорывных результатов в отечественной биомедицинской науке. Структурные элементы госпрограммы – так называемые подпрограммы – включают мероприятия по профилактике, совершенствованию службы родовспоможения, повышению качества и доступности медицинской помощи взрослым и детям, оказанию паллиативной помощи, развитию инновационных технологий и т.д. Комплексность подхода принципиально отличает госпрограмму от ранее принятых документов.

За счет каких мер будет снижаться детская смертность?

Вопрос снижения детской смертности сложен, и меры по его решению описать односложно и исчерпывающе нельзя. Все зависит от огромного количества факторов, главный из которых, по моему мнению, заключается в развитии системы профилактики. В апреле прошлого года по инициативе России в Москве прошла глобальная министерская конференция, участие в которой приняли делегации из 151 государства. 114 министров! Таким уровнем представительства не может похвастаться даже ассамблея Всемирной организации здравоохранения. По итогам конференции была принята Московская декларация о борьбе с неинфекционными заболеваниями, основные положения которой затем были включены в документы Всемирной ассамблеи здравоохранения и политическое заявление высокого уровня ООН. Большая часть этих положений направлена на обеспечение профилактики неинфекционных заболеваний. Сегодня в мире четыре основные группы заболеваний вызывают 63% всех смертей. Все они предотвратимы – нужно лишь воздействовать на факторы риска. Приведу пример: в мире примерно каждые 5 секунд человек умирает по причине заболевания, связанного с потреблением табака. В России средний возраст начала курения составляет, по разным данным, не более 17 лет. Сколько смертей мы сможем предотвратить, предприняв эффективные меры? Именно поэтому, я полагаю, нам необходимо формировать культуру заботы граждан о своем здоровье. Важной составляющей системы остается диспансеризации населения, что особенно важно для лечения злокачественных заболеваний. По данным Американского общества по борьбе с раком, выживаемость женщин, получивших лечение на первой стадии, составляет почти 90%, на четвертой – только 15%. А это тысячи жизней в нашей стране. Что касается детей, в этой части особую роль играет формируемая по всей стране сеть передовых перинатальных центров, которая позволяет нам уже сегодня спасать жизни детей, которые раньше даже не считались рожденными. Речь идет о младенцах с массой тела от 500 до 900 граммов. А это около 3 тыс. граждан нашей страны. Важной мерой является пренатальный скрининг, позволяющий поставить диагноз, а порой и провести лечение еще до рождения ребенка. Завершая ответ на ваш вопрос, скажу о борьбе с инфекционными заболеваниями. На сегодня каждое развитое государство имеет национальный календарь профилактических прививок. Российский календарь на 80–90% соответствует календарю передовых стран. Более того, с 2015 года мы готовимся вводить вакцинацию против пневмококковой инфекции и ветряной оспы. Именно с этими заболеваниями практически все наши семьи с детьми. Главное, что должна сделать госпрограмма для развития здоровья детей, – это структурировать все имеющиеся у нас ресурсы для решения задачи по охране здоровья маленьких соотечественников.

Сколько денег будет потрачено на госпрограмму, в частности на лекарственное обеспечение?

Проект государственной программы предполагает выделение до 2020 года порядка 30 трлн рублей на здравоохранение. Пусть не смущает такая внушительная цифра – уже сегодня государство тратит около 2 трлн рублей в год на здравоохранение. Что касается лекарственного обеспечения, то я бы не стал его выделять отдельно, поскольку с 2013 года мы переходим на одноканальное финансирование медицинской помощи. А это значит, что все, что предусматривается для оказания медицинской помощи в рамках программы госгарантий оказания бесплатной медицинской помощи, должно быть бесплатным для пациента в том объеме, в котором это требуется по состоянию его здоровья.

К 2015 году должна завершиться интеграция коммерческих учреждений в систему обязательного медицинского страхования. Там масса сложностей, спорных моментов. Как эти нововведения могут повлиять на тарифы?

В соответствии с Федеральным законом «Об обязательном медицинском страховании в Российской Федерации» гражданин вправе выбирать страховую компанию, медицинскую организацию, где он желал бы получать медицинскую помощь, а также врача в ней. И если соответствующая организация участвует в системе ОМС, то для пациента нет и не должно быть никакой разницы, государственная она или частная. Эти права гарантированы законом. Однако есть один аспект, о котором стоит сказать, – это слабая информированность наших граждан о своих правах в системе страховой медицины. С целью ликвидации этой проблемы с 2013 года мы планируем проводить активные информационные кампании по разъяснению гражданам их прав при получении медицинской помощи. Что касается вопроса о тарифах, то для нас главное сейчас – это формирование единых правил функционирования системы. Их соблюдение будет строго контролироваться, поскольку отступление от формализованного в них – с одной стороны, угроза жизни и здоровью пациентов, с другой, выражаясь языком рынка, нарушение условий справедливой конкуренции.

Инновации в медицине сегодня двигают развитие телемедицины? Есть ли другие примеры инноваций.

Телемедицина – это не инновационная технология как таковая. На первое место среди инновационных технологий я поставил бы биомедицину. По оценкам экспертов, XXI век – это век биомедицинских технологий. Именно от них будут зависеть успехи в лечении тех заболеваний, в отношении которых сегодня медицина бессильна. Кроме того, уже сейчас очевидны перспективы выращивания органов и систем органов человека искусственно. Именно на биотехнологии возлагаются надежды по продлению жизни: уже сегодня, по некоторым смелым расчетам, продолжительность жизни человека в XXI веке будет составлять не менее 100 лет.

А в каком состоянии эта область медицинской науки на сегодня в России?

Минздравсоцразвития провело паспортизацию подведомственных организаций в части выявления имеющихся потенциалов в инновационных областях науки, включая биомедицину. Данная программа охватила более 200 учреждений, подведомственных Минздравсоцразвития России, РАМН, ФМБА России. Исследованы труды работников более 5 тыс. лабораторий, проведено сравнение их цитируемости в отечественной и зарубежной научной литературе между собой и с зарубежными коллегами. Проведенный анализ позволил выявить области, в которых медицинская наука у нас демонстрирует как успехи, так и слабости. Должен сказать, что результаты оказались неутешительными: работы отечественных ученых в большинстве своем востребованы довольно слабо. Есть лаборатории, работы которых вообще не публиковались в рейтинговых журналах ни за рубежом, ни у нас в стране.

Для того чтобы переломить данную тенденцию, в 2011 году нами совместно с ведущими учеными РАМН и РАН была инициирована разработка научных платформ, предполагающих сосредоточение усилий на таких приоритетных для нас направлениях, как молекулярная генетика, протеомика, молекулярная физиология, биоинженерия, клеточные и тканевые технологии, биоинформатика. Четыре пилотные платформы (онкология, микробиология, сердечно-сосудистые заболевания, экология человека), в рамках которых мы приступили к созданию эпидемиологических моделей и принципиально новых биотехнологических продуктов, стартовали в 2011 году. Для реализации задуманного дополнительно выделен и доведен до учреждений – участников платформ 1 млрд рублей. На эти деньги начата закупка современного оборудования, такого как секвенаторы ДНК, проточные цитофлуориметры, масс-спектрометры. Такой подход позволит получить конкретные осязаемые результаты уже в следующем году. Нельзя, однако, не сказать об одной очень важной вещи – это правовые условия, в которых будут внедряться в практику инновационные биомедицинские достижения. В США на сегодня зарегистрировано не более 5 биомедицинских клеточных продуктов, счет учреждениям, их применяющим, идет также на единицы. В то же время у нас же число учреждений в одной только Москве, которые изготавливают и вводят гражданам клетки, измеряется сотнями. Обеспечивать биологическую безопасность наших граждан в правовом вакууме невозможно. Именно поэтому министерством разработан и готовится к внесению в правительство РФ проект Федерального закона «Об обращении биомедицинских клеточных продуктов». Не скрою, что мы встречаем серьезное противодействие к принятию закона и оздоровлению данной области со стороны ряда лиц, уже сегодня бесконтрольно применяющих клеточные технологии с недоказанной эффективностью.

Вернемся к госпрограмме. При подготовке таких документов обязательно учитывается опыт зарубежных стран. Чья политика в области здравоохранения в своем роде образец?

Когда-то А.П. Чехов сказал, что национальной науки не бывает. То же самое, как мне кажется, сегодня можно сказать про здравоохранение. В условиях современного мира, характеризующегося смешением культур, характеров питания, заболеваемости, говорить об изолированном национальном опыте или подходе вряд ли правильно. Конечно, у отдельных стран есть интересные и эффективные решения в определенных областях. Например, США на сегодня – локомотив биомедицинской науки в мире, а вот идеология профилактики и борьбы с неинфекционными заболеваниями – российский приоритет. И мы учитываем наилучшие практики многих стран.

Что касается высокотехнологичной помощи: что именно сейчас относится к таковой?

В любом государстве есть медицинские услуги, которые являются для данной системы здравоохранения уникальными или крайне затратными. У нас же в соответствии с Федеральным законом «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» высокотехнологичная медицинская помощь включает в себя применение новых сложных и/или уникальных методов лечения, а также ресурсоемких методов лечения с научно доказанной эффективностью, в том числе клеточных технологий, роботизированной техники, информационных технологий, методов генной инженерии и т. д. Перечень конкретных видов высокотехнологичной помощи определен приказом Минздравсоцразвития России. С 2015 года данный вид помощи практически полностью будет погружен с систему обязательного медицинского страхования.Как раз о том законе некоторые эксперты говорили, что он не содержит ничего инновационного и отбрасывает медицину на уровень развития 30-летней давности. Это заблуждение. Мне остается только сожалеть, что упомянутые эксперты не принимали активного участия в работе министерства по паспортизации подведомственной сети и формированию научных платформ. В течение 2011 года министерством были предприняты беспрецедентные действия по научному направлению. Напомню, что были сформированы четыре пилотные платформы (всего их будет 14), дополнительно выделен 1 млрд рублей на финансирование медицинской науки. Сейчас в тесном взаимодействии с научным сообществом выработано и анализируется более 2 тыс. предложений для будущих проектных платформ по самым актуальным направлениям научных исследований. Конечно, и нас, и наших единомышленников из Сколково и других институтов развития беспокоит вопрос о продуктивности и эффективности отечественной биомедицинской науки, но это не проблема нормативно-правового регулирования, это последствие двадцатилетнего невнимания к развитию медицинской науки. Задам традиционно больной вопрос: как решать проблему нехватки кадров? Что гласит госпрограмма? По некоторым данным, в стране не хватает около 180 тыс. медиков. Кадровая проблема (я имею в виду прежде всего количество кадров и уровень их подготовки) актуальная для любой страны мира, и мы здесь не исключение.Но будет большим заблуждением надеяться на простое и быстрое решение данной проблемы. Слагаемых успеха по данному направлению много. Это и подготовка нового профессорско-преподавательского состава, ориентированного на подготовку исследователей и инноваторов, это и повышение материально-технической оснащенности вузов. Очевидно, что на одной чашке Петри не подготовишь молекулярного генетика, без симуляционных центров при вузах и крупных медицинских учреждениях невозможно адаптировать персонал к новым технологиям. Без интеграции вузов в научную среду не удастся передать новые технологии в практическое здравоохранение, принципиально повысив качество оказания медицинской помощи. Нельзя не отметить и такую важную задачу, как повышение заработной платы в практическом звене. Только при системном и терпеливом подходе к решению данной задачи мы сможем готовить высококлассных специалистов в здравоохранении, а значит, и повышать качество медицинской помощи, поскольку подготовка медицинских кадров всегда считалась неотъемлемой частью системы охраны здоровья граждан.